Сайт об Анне Дубровской





















АННА ДУБРОВСКАЯ в программе "Детали"
на СТС


Стенограмма передачи
от 17 ноября 2004 г.


Ведущая:
ТИНА КАНДЕЛАКИ


Авторские права принадлежат
компании СТС
(http://www.ctc-tv.ru)




ТИНА: Сегодня у меня в гостях актриса Анна Дубровская. Здравствуйте, Аня.

АННА: Здравствуйте.

ТИНА: Когда человеку присваивают звание заслуженной артистки нашей страны, то невозможно это обойти и начать с чего-либо другого. Как Вы себя ощущаете? Как это быть заслуженной артисткой?

АННА: Мне приятно, не более того. Я не почувствовала что у меня что-то там внутри такое поменялось. А особенно это приятно моим родителям. Мама сказала: "Ох, какое счастье"! Мама моя тоже актриса в прошлом, она работала в Минском театре оперетты, я выросла в кулисах театра, я понимаю, что в то время эти звания означали так много, это было так важно, и для неё это конечно же важно, очень почетно, я думаю, она была счастлива. И папа мой тоже, узнав об этом. Причем папа живет в Америке уже достаточно давно, и когда я ему сообщила, он просто оповестил об этом всех родственников, что вот Аня наша теперь заслуженная артистка. Это приятно. Приятно, что им приятно, и мне приятно естественно.

ТИНА: Расскажите мне, я понимаю как это происходило раньше, и мне кажется сейчас должна собраться группа инициативных товарищей и должна Вас представить на это звание.

АННА: Честно говоря, я этот весь механизм так точно не изучала, не знаю…

ТИНА: То есть, для Вас было в секрете, то, что Вас представили?

АННА: То, что театр представлял, я об этом слышала, ходили слухи. Представили меня и мою однокурсницу Машу Аронову. И представили нас чуть раньше. Для того, чтобы получить звание, необходимо по регламенту десять лет проработать в этом театре. И у нас не получалось по времени…

ТИНА: А Вы же 11 лет работаете, Вам сам Бог велел…

АННА: Посылали ещё года два или три назад… И нам отказали по причине того, что ни я, ни Маша не проработали 10 лет в театре Вахтангова.

ТИНА: Что Вы тогда подумали?

АННА: Да ничего. Я признаюсь совершенно честно, я очень спокойно к этому отношусь.

ТИНА: Я просто не понимаю, что тогда, что сейчас… вы как актриса за эти два года изменились?

АННА: Ну конечно.

ТИНА: Лучше стали? То есть сейчас это звание заслуженней?

АННА: Не что чтобы заслуженней - не заслуженней. Но с каждым годом все равно актер набирает, потому что за эти два года было что-то сыгранно, каждая роль прибавляет опыта, прибавляет каких-то навыков, ощущений, профессионализма, смелости…

АННА ДУБРОВСКАЯ - АКТРИСА
УЧАСТВОВАЛА В ПРОЕКТЕ
ЕВГЕНИЯ ГРИШКОВЦА "ПЛАНЕТА"
В СПЕКТАКЛЕ РОБЕРТА СТУРУА
"РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА"
СНЯЛАСЬ В ФИЛЬМЕ "НОЧНОЙ ДОЗОР"
В РОДНОМ ТЕАТРЕ ВАХТАНГОВА
РАБОТАЕТ УЖЕ 11 ЛЕТ
МЕЧТАЕТ СЫГРАТЬ
В СПЕКТАКЛЕ ПЕТРА ФОМЕНКО

Владимир Вдовиченков:
Мне представилась уникальная возможность открыто признаться в любви к Анечке Дубровской наконец на всю страну. Мне сложно что-то сказать о том, какая она замечательная женщина, кроме того, что я скажу, что она действительно замечательная женщина. Замечательный партнер, замечательная актриса. И которая мне очень помогла, когда я оказался в театре имени Вахтангова. Пожалуй, можно сказать массу каких-то таких красивых прилагательных по поводу замечательной актрисы и девушки Ани Дубровской, но мне кажется, она - замечательный человек.


ТИНА: У Вас много хороших работ? Или мало?

АННА: По большому счету, так, если по гамбургскому счету, то от начала до конца у меня нет такой работы, о которой я могла бы сказать: "Да, это блистательная моя работа". Есть какие-то отдельные моменты, отдельные сцены в ролях, спектаклях, которые даются, которые я понимаю, которые я чувствую, в которых я уверена… Ну я думаю, что такая роль впереди, наверное.

ТИНА: А если я сейчас скажу кощунственную вещь? Вы понимаете успех фильма "Ночной дозор"? Я Вам честно должна признаться: это не мой самый любимый фильм, но естественно, все прочитали Лукьяненко, и все тут же побежали смотреть это кино. И конечно же, любой человек, который появился даже в микрокадре в этом фильме, автоматически становится известен на всю страну. У Вас там очень важная роль. Вампиров там не так много все-таки, особенно таких знаковый вампиров, особенно в паре с Ильей Лагутенко. И вот какое у Вас ущущение? Как я понимаю, Вы человек рефлексирующий, думающий о том, как, что, какая популярность, какого качества, и когда Вы поняли, что снялись в таком знаковом фильме, и что сейчас большое количество людей будет воспринимать Вас как ту самую Вампиршу вместе с Ильей Лагутенко, как НЕЧИСТЬ! Что Вы подумали? Как Вы ощущаете себя?

АННА: Конечно же, я даже не представляла, что фильм будет иметь такой резонанс, такой успех, такое массовое внимание.

ТИНА: А Вы книжку не читали?

АННА: Нет, книжку я не читала. Я думаю, что многие её прочитали когда вышел фильм, когда об этом стали говорить, многие стали читать и покупать эту книгу. Её читали до того, как фильм начал сниматься и пошел пиар, по-моему очень небольшое количество людей.

ТИНА: Те, кто любит фантастику.

АННА: Да. Я совершенно не могла себе представить, что это будет так громко и ярко, Снималась я очень тяжело, и все эти съемки, и грим… Я очень долго вообще раздумывала, соглашаться ли мне на эту роль…

ТИНА: А что там такого тяжелого? В принципе, это же такой образ, собирательный внешне, тут маску наложили, тут приклеили…

АННА: Я даже не ожидала, что буду испытывать такие ощущения. Потому что когда мне наложили этот грим… Он делался два часа, и очень правдоподобный. Даже если в фильме это все показывается мельком, то если разглядывать его близко, там нет ни сучка ни задоринки, он очень натурально сделан…

ТИНА: Да, особенно в сценах когда Вы идете, ищете все время этого мальчика…

АННА: И вдруг ощущение внутреннее начинает меняться, я никогда об этом не задумывалась, и когда впервые на меня этот грим надели, у меня началась истерика. Мне было физически плохо, я вдруг ощутила какую-то ущербность, от внешнего она перешла в какое-то внутренне ощущение. Мне было страшно, потому что это было на мне, и это было очень правдоподобно, и вдруг что-то произошло внутри, и у меня произошел какой-то совершенно непроизвольный эмоциональный срыв, взрыв - я не знаю...

ТИНА: Вы думаете вампиры существуют?

АННА: Нет, я не думаю, что вампиры существуют, но здесь это на каком-то не психофизическом, а психоэмоциональном уровне, это не на уровне осмысленности. Чувствуя жуткий внутренний дискомфорт, я понимала головой, что это роль, я играю сейчас роль, я пыталась себя успокоить…

ТИНА: А Бекмамбетов (режиссер картины) был Вами доволен? Или наоборот, по идее он должен был может быть даже поломать Ваш душевный настрой, убедить Вас в том, что ничего страшного нет? Или это было хорошо для картины?

АННА: Я думаю, он не сильно задумывался о том, как я себя чувствую в этот момент, картина была очень сложной…

ТИНА: Вы обиделись на него?

АННА: Нет, абсолютно. Мы не близкие люди, почему я должна была от него требовать?..

ТИНА: Но это же важная роль, интересная сюжетная линия в этой картине, это девушка, которая борется по большому счету за свою любовь. И если при это актриса чувствует дискомфорт, может что-то не так?

АННА: Я думаю, эта роль в результате получилась такая внятная, потому что изначально я мало себе представляла, какую несу функцию, я вообще не понимала, зачем меня пригласили на эту роль…

ТИНА: А разве вначале режиссер не ставил Вам никакую задачу?

АННА: Он ставил задачу, но по большей части съемки сводились ко всяким проходам, к съёмках на крышах на каких-то неимоверных высотах…

ТИНА: ну это прежде всего экшн получается…

АННА: Да, безусловно. Единственный там монолог в конце, который был актерский, выразительный, где можно было что-то сыграть. Я попыталась что-то сыграть, когда я говорю, обличаю, говорю о том, что вы, светлые, добрые, а что же вы со мной сделали, так какие же вы светлые и добрые? Это был единственный момент, где можно было что-то драматическое сыграть. Я люблю совсем другое кино, я люблю, когда про людей, а не когда про вампиров.

Красивые женщины всегда вызывают у окружающих смешанные чувства. Актрисе Вахтанговского театра Анне Дубровской, например, завидуют. Не всякой выпускнице Щукинского училища удается сразу попасть на позиции примы в театр. Актрису Анюту обожают без исключения все её коллеги. Интеллигентна, легка, мила, обаятельна. Молодой мамой гордится её 12-летнаяя дочь Нина. Любимую подругу искренне нахваливает актриса Мария Аронова.

Мария Аронова:
Она очень хорошо воспитанный человек, потому что ты никогда не поймешь, что у Ани происходит в жизни - радости у неё, горести у неё. Только самым близким людям она это доверяет.


Деликатная и скромная Анна вне театральных интриг. Она говорит, что при теперешней актерской занятости на эту архаику просто нет времени. Сейчас она снимается в трёх проектах, ради одного из них постоянно ездит в Петербург. Дубровская успевает ходить с дочерью в фитнес-центр, бассейн, и скоро опять будет бегать по выходным на лыжах. Не Аня, а просто образец для подражания. Её педагог и режиссер Владимир Иванов тоже не помог нам в поиске её возможных недостатков. Он утверждал, что Дубровская - отличный друг, и с нежностью вспоминал момент поступления подопечной к нему на курс в Щукинское училище.

Владимир Иванов:
Вошло такое существо совершенно потрясающей красоты вот с такими огромными фонарями-глазами, с детским, и вместе с тем совершенно каким-то почти развратным, бабским выражением лица, с невероятно красивой фигурой, грудью, ногами, ну просто ослепительное какое-то существо.


Аня родилась в Минске, и, поскольку мама была актрисой, росла, что называется, за кулисами, и с детства мечтала обо всей этой жизни. Теперь она уже получила звание заслуженной актрисы. Неоднократно снималась в кино. Востребована и задействована, потому что природа и удача на её стороне, а за честную работу всегда воздается.

ТИНА: Получается, если я Вас правильно понимаю, Вам нравится общение с людьми.

АННА: С интересными людьми, с людьми талантливыми, добрыми, искренними и открытыми.

ТИНА: Я хотела Вам предложить, может имеет смысл начать ходить на тусовки? Там связи, интересные люди. Но подумала, может лучше на вернисажи? В театры, на спектакли? Часто ходите, кстати?

АННА: Нет, очень редко хожу. Когда этих людей вдруг много, они теряют свою индивидуальность. Я не люблю тусовки, когда много разных людей, и талантливых, и не талантливых, все как-то обезличивается, и я себя чувствую обезличенной, и мне становится так неуютно. Я имею в виду общение один на один, когда ты встречаешься с человеком в работе, вот последняя встреча была с Робертом Стуруа, с человеком, в которого просто невозможно не влюбиться, не восхищаться им. Он - уникальнейший по своей открытости, по своему юмору, по мудрости человеческой.

Мария Аронова:
С Анютой я знакома очень много лет. Мы вместе учились на одном курсе. Скажу честно, что, когда мы учились, мы были по разные стороны дороги, мы даже ссорились с ней, и как-то немножко недолюбливали друг друга. Наши отношения с Анютой сложились, когда мы пришли вместе в театр. Сейчас это одна из самых ближайших моих подруг, это моя жилеточка замечательная, человек, с которым я могу обсуждать любые вопросы, любые проблемы. Мне кажется, что Анечку Дубровскую можно либо не знать, либо знать и любить.


ТИНА: Если Ваша дочка скажет вам: "Мам, я хочу, чтобы ты была со мной, оставь, пожалуйста, театр и кино, мне тебя не хватает", то Вы в принципе на это психологически готовы?

АННА: Я не то что бы готова, я попытаюсь с ней поговорить и сказать ей: "Ты уверена, что я буду счастлива, мне ведь этого будет не хватать? Давай найдем какой-то другой путь". Я надеюсь, что моя дочь в этом смысле прислушается ко мне, и мы придем к какому-то общему выводу, будем жить так, чтобы друг друга не ущемлять. Я достаточно много уделяю внимания своей дочери. Я не принадлежу к числу актрис, которые тратят мало времени на детей в силу своей занятости. Даже когда она была совсем маленькая, я всегда брала её с собой, и она у меня спала на каких-то банкетках…

ТИНА: А вы не боялись, что у ребенка в принципе не будет выбора, то есть будет очевидно, что она будет поступать на актерский, как мама с бабушкой?

АННА: У меня не было другого выхода. Я должна была её изолировать, сажать куда-то с няней и никуда не брать, ничего ей не показывать, но тогда бы я ограничивала её контакт со мной. А я придерживаюсь другого мнения: пусть лучше ребенок недоспит, недоест, но эта связь с тобой не будет прерываться, и не только с тобой, но и с теми людьми, которые тебя окружают, пусть она будет в твоей жизни.

ТИНА: У неё получаются уже сформированные интересы исходя из Вашей жизни. Она естественно живет "Ромео и Джульеттой", она естественно живет "Ночным дозором", она естественно живет тем, что Вы делаете. Кстати, что она сказала про "Ночной дозор"? Ей понравилось?

АННА: Она ещё не видела.

ТИНА: Принципиально?

АННА: Нет, не принципиально. Просто летом, когда шли премьерные показы, она была у бабушки на даче, не было возможности посмотреть, а сейчас мы никак выбраться не можем, а показывать по видео я ей не хочу. Я не тороплюсь, и она не рвется.

ТИНА: А какой Вашей ролью она гордится?

АННА: Её любимая роль - принцесса Турандот. То, что мама играет Принцессу Турандот, для неё до сих пор что-то сказочное. Там, во-первых, очень красивое платье, очень яркое, все в блестках, с веером, с короной. Мама - королева, и это конечно ей праздник сердца.

ТИНА: Спасибо Вам огромное за то, что согласились прийти в "Детали". Скажите мне напоследок, как Вы думаете, чем Ваша дочь лучше, чем Вы? Есть какое-то качество, которое, слава Богу, есть у неё, но так и не приобрелось Вами?

АННА: Как сложно… Нужно долго подумать…

ТИНА: Вы получается такой светлый человек. Просто всегда хочется, чтобы на Солнце были пятна.

АННА: Нет, ну пятен конечно же хватает… Мне один журналист, очень хороший человек, сказал: "Ань, понимаешь, ты даешь интервью, ты такая правильная, что даже скучно". Я говорю: "Ну что я могу сделать", а он приводит мне в пример какую-то актрису: " А вот эта девочка, она говорит вот это, посмотри, а у тебя все очень правильно".

ТИНА: Двенадцать лет замужем за одним и тем же человеком, расходились с ним на короткий промежуток времени, и опять сошлись. Никаких мужчин, никаких романов с режиссерами, любите и воспитываете дочь, никаких скандалов, никаких слухов! Так не бывает у актрисы!

АННА: Нужно задуматься на эту тему.

ТИНА: Вы даже в партнеров ни разу не влюблялись? Вы же с красивыми мужчинами играете! Что, ни разу не бывало?

АННА: Не бывало.. Правда, не бывало. Ну, есть влюбленность платоническая, может, и бывало в какие-то моменты, но так, чтобы возник какой-то роман, и я действительно по-настоящему влюбилась… нет, такого не было, и слава Богу, потому что мне кажется, что если бы я влюбилась в партнера, я бы не смогла с ним работать. Нужно дружить, должны быть хорошие отношения, но если идет конфронтация, очень сложно, а любовь играть вообще просто невыносимо.

ТИНА: А как тогда можно 12 лет любить одного и того же человека? Как старший товарищ в этом вопросе, объясните, и на этом закончим!

АННА: Тина, ну, наверное, можно, ну так как-то случается…

ТИНА: И одинаково можно?

АННА: Нет, безусловно, одинаково не получается. Всегда в отношениях есть периоды разные, которые нужно как-то вместе переживать и на какой-то новый этап в отношениях переходить.